Исторические книги Библии

В целом, ученые выделяют в Библии три «исторических блока»: Тора (Пятикнижие), историческое повествование, созданное автором книги Второзаконие (от книги Иисуса Навина и до конца книги Царей, далее — девтерономическая история), и блок книг Хроник, Эзры и Нехемии. Последний блок не входит в область наших интересов, так как был создан после возвращения из вавилонского плена1, и неизвестно, насколько можно полагаться на данные, не упоминающиеся в книгах Царей и появляющиеся только в Хрониках, проецирующих более поздние идеи и реалии на историю монархии2. Датировка же книг Эзры и Нехемии и отношения между ними до сих пор являются предметом научной дискуссии.

В отношении Пятикнижия (а точнее, его первых четырех книг) большинство ученых придерживаются основных положений документальной гипотезы, по которой оно составлено из четырех главных источников, прошедших определенный процесс редактирования3. Многие исследователи считают, что источник J (т.н. Йахвист — по наименованию Бога, встречающемуся в тексте) происходит из Иудеи, а источник Е (Элохист) — из Израиля, и оба созданы в период монархии. Принято считать, что жреческий источник (Р) принял свою конечную форму уже после падения Иудеи и разрушения Иерусалима, однако остается открытым вопрос о присутствии в нем более раннего слоя, относящегося к концу периода монархии4. Последний редактор (R) действовал, по всей видимости, в период возвращения из вавилонского плена. С нашей точки зрения, важнейшим источником является J, ранний и относительно полный, сосредоточенный в первую очередь на Иудее и ее нуждах. Мнения о его датировке разделились между относящими его создание к периоду объединенного царства или сразу после него5 и теми, кто говорит о времени вавилонского изгнания в VI века до н. э6.

По нашему мнению, расположение поселений, историко-географические и археологические реалии, отраженные в источнике J, указывают на датировку записи между двумя указанными периодами — в конце эпохи Иудейского царства, по всей видимости, в VII веке до н.э. Мы еще вернемся к этому ниже при рассмотрен конкретных примеров, но уже сейчас отметим, что источник J занят, в основном, демонстрацией важности и главенства Иудеи среди ее соседей. Он стремится к созданию общего для всего Израиля исторического прошлого, устанавливает этническое разграничение между «мы» (Иудея) и «они» (все остальные) и пропитан идеологией Иудеи конца периода Первого храма. Вопрос в том, можно ли найти различия между поздней действительностью, соответствующей времени создания J, и «реальным» положением вещей во времена описываемых событий. По мнению многих исследователей, повествования о патриархах и о пребывании в Египте, хоть и были записаны относительно поздно, могут содержать в себе раннюю традицию, устно передававшуюся из поколения в поколение. Хорошим примером может служить история об исходе Египта, часто упоминаемая пророком Ошеа (Осией) в VIII веке до н.э. то есть, судя по всему, существенно раньше, чем было записано соответствующее повествование, известное нам из Торы7. Однако даже когда такие более ранние традиции лежат в основе части повествований Пятикнижия, это не снимает сомнения в их исторической достоверности8. Кроме этого, учитывая, что текст бы конце концов записан в том виде, который соответствовал идеологии писца, возникает вопрос: можно ли, опираясь на этот текст, реконструировать указанные ранние традиции и скрытые за ними исторические реалии?

Спор ведется также о датировке создания девтерономической истории и о количестве редакций, которые она претерпела. Немецкий исследователь Мартин Нот, определивший эту историю как единое с литературной точки зрения произведение, отнес ее к периоду вавилонского плена. По его мнению, она представляет собой попытку создания национальной хроники после катастрофы, и ее главная цель — объяснить с теологической позиции, как и почему это случилось, и способствовать объединению народа9. Ученики Нота, принадлежавшие к геттингенской школе, придерживались близкой датировки, однако выделяли в девтерономической истории отдельные редакции10. Этот подход позволил объяснить целый ряд особенностей, как-то: пессимизм девтерономической истории, упор на проведение этнических грани также пробивающиеся в отдельных местах антимонархические чувства. Против этой точки зрения выступили американский следователь Франк Мур Кросс и его ученики11. По их мнению, девтерономическая история была впервые записана в почти полном варианте в дни иудейского царя Иошии (Иосии) и должна была послужить идеологической базой его реформ, направленных на централизацию культа и захват земель Израильского царства, оставленных отступившими ассирийцами. Эту идеологию, видимо, можно сформулировать так: один Бог, один храм, одна столица (Иерусалим) и один царь (из династии Давида). Она подчеркивала централизацию культа в Иерусалиме и божественное обетование дому Давида. По нашему мнению, эта идеология впервые четко сформулировала панизраильскую идею. Вершиной первой девтерономической истории (Dtr1) стало описание Иошии как царя-праведника из династии Давида. После разрушения Первого храма эта история была отредактирована (Dtr2) и к ней добавились краткое описание последнего периода существования Иудейского царства от неожиданной смерти Иошии до разрушения храма и теологическое объяснение этих событий. Мы принимаем мнение Кросса. Оно хорошо объясняет акцентирование в тексте божественного обетования династии Давида и ее столице Иерусалиму (если бы это было написано после разрушения Первого храма, то обетование можно было бы истолковать как ложное). Более того, только так можно понять, почему кульминацией этого сочинения стало (оптимистическое) описание реформы Иошии, а рассказ о разрушении храма столь короток и лаконичен. И наконец, девтерономическое повествование было, судя по всему, записано в Иерусалиме: только наличием доступа к документам царского двора можно объяснить знакомство автора с ранней историей царства.

Несомненно, что автор девтерономической истории использовал ранние источники, иначе как бы он узнал, к примеру, о трехсотлетней давности походе египетского фараона Шишака на Иудею? Более того, некоторые исследователи полагают, что в текст включены целые блоки из более ранних произведений12. Археология играет ведущую роль в выделении этих расширенных цитат. Так, например, именно археология показала, что описание храма в Шило можно понять, только опираясь на ранние материалы, так как из данных раскопок известно, что он потерял свое значение и был разрушен самое позднее в X в. до н.э13. При чтении описания возвращения ковчега завета в Кирьят-Йерим через Бет-Шемеш (Шмуэль 1:6) нужно помнить, что в VII веке до н.э., когда этот рассказ был написан, в Бет-Шемеше не было крупного поселения. Еще один пример — описание дружины Давида на юге Иудейских гор, являющееся типичным описанием отряда хапиру — группы бедняков отщепенцев, действовавших на окраинах населенных центра14. Демографическую ситуацию, отраженную в этих рассказах, трудно представить себе на фоне плотного заселения района в период позднего царства. Поэтому, возможно, рассказы о Давиде на Иудеи отображают положение вещей, существовавшее ранее VIII века до н.э. При использовании ранних документов автор был обязан, дабы не потерять доверие читателей, точно описать события, особенно произошедшие сравнительно недавно или хорошо сохранившиеся в памяти. Вместе с тем трудно судить, насколько идеология и тенденциозность самого автора привели к искажению используемых им более ранних источников. Поэтому главное правило — это исследовать описания каждого события в отдельности, не относиться к тексту как к единому целому. Следовательно, попытка критиковать то или иное исследование из-за того, что автор принимает или отвергает свидетельства конкретного источника, противоречит знаниям, накопленным за 200 лет критического исследования Библии.

Все это показывает, насколько осторожно надо относиться исторической достоверности «исторических» рассказов в Писании. Так, к примеру, автор девтерономической истории описал северное царство 100 лет спустя после его разрушения со своей точки зрения. С одной стороны, отношение автора к Израильскому царству резко отрицательное. Он видит в нем греховную общность, потерявшую право на существование уже в момент своего возникновения из-за действий Иеровама, сына Навата. С другой стороны, в целях создания фундамента для претензий Иошии на роль законного наследника земель прекратившего существование Израиля и единственного царя не угнанного в плен израильского населения автор представил Израиль  как государство, связанное с Иудеей братскими узами. Отсюда ясны трудности воссоздания достоверной истории Израильского царства по девтерономическим данным. Великие своим могуществом, территориальными достижениями и постройками цари, такие как Ахав и Иеровам II, были очернены автором, а их достижения принижены; лишь внешние источники и археология говорят об их настоящем величии. В отношении Иудеи также можно предположить, что взгляды, не соответствующие девтерономическому мировоззрению, не вошли в кодекс; последнее, разумеется, верно и в отношении пророческой литературы. Поэтому и здесь Библия отражает позицию только одной части общества Иудеи VII века до н.э., хотя между строк видно, что существовали и другие позиции.

В любом случае главное, по нашему мнению, — это то, что рассказы об истории Израиля в Пятикнижии и в девтерономической истории записаны в конце существования Иудейского царства, в. до н.э., а отредактированы еще позже — во дни вавилонского изгнания и после возвращения из плена15.

Перевод с иврита Б. Юзефовского под ред. Ш. Коль-Яакова

Исраэль Финкельштейн

Профессор, Тель-Авивский университет, кафедра археологии и культуры Древнего Востока

Нил Зильберман

Ename Center for Public Archaeology

Примечания

  1. См. например: Noth M. The Chronicler’s History. Sheffield, 1987; Cross F.M. A Reconstruction of the Judean Restoration // JBL. 1975. № 94. P. 4—18; Klein R. W. Ezra-Nehemiah, Books of // The Anchor Bible Dictionary. N.Y., 1992. II. P. 731—742.
  2. См., например: Нот (Прим. 1).
  3. Подведение итогов см.: Friedman R.E. Who Wrote the Bible? N.Y., 1987.
  4. В связи с этим см.: Harqn М. Behind the Scenes of History: Determining the Date of the Priestly Source // JBL. 1981. № 100. P. 321—333; Hurvitz A. Dating the Priestly Source in Light of the Historical Study of Biblical Hebrew a Century after Wellhausen // BZAW. 1988. № 100. P. 88-99.
  5. Friedman R.E. The Hidden Book in the Bible. San Francisco, 1999.
  6. См., например: Van Seters J. Prologue to History: The Yahwist as Historian in Genesis. Louisville, 1992.
  7. О возможности того, что описание исхода из Египта представляет отдаленные воспоминания об «изгнании Гиксосов» из Египта в середине 2-го тысячелетия до н.э. см.: Redford D. An Egyptological Perspective on the Exodus Narrative // Rainay A.F. (ed.). Egypt, Israel, Sinai: Archaeological and Historical Relationship in the Biblical Period. Tel Aviv, 1997.P. 137—161.
  8. Naaman N. Ha-historiografiya, izuv ha-zikaron ha-qibuzi vi-yezirat todab historit be-am Israel be-sof yame ha-bait ha-rishon // Zion. 1995. № 60. C. 449—41.
  9. Noth M. The Deuteromistic History. Sheffield, 1981.
  10. См., например: Smend R. Das Gesetz vnd die Vulker: Ein Beitrag zur deuteronomistlichen Redaktionsgeschichte // Wolff H. W. (ed.). Probleme biblischer Theologie. Munich, 1971. S. 494—509; Dietrich W. Prophetie und Geschichte: Eine redaktionsgeschichtliche Untersuchung zum deuteronomistischen Geschichtswerk Gottingen, 1972; Vejiola T. Das Konigtum in der Beurteilung der deuteronomisticher Historiographie: Eine redaktionsgeschichtliche Untersuchung. Helsinki, 1977.
  11. Cross F.M. Canaanite Myth and Hebrew Epic: Essays in the History of the Religion in Israel. Cambridge, 1973. P. 274—289; Nelson R.D. The Doule Redaction of the Deuteronomistic History. Sheffield, 1981; Friedman R.E. The Exile and Biblical Narrative: The Formation of the Deuteronomistic and Priestly Works. Chico, 1981. Среди исследователей, относящих первое девтерономическое произведение к периоду монархии, есть датирующие первый вариант годами правления Хизкии, например: Mayers A.D.H. The Story of Israel between Settlement and Exile: A Redactional Study of the Deuteronomistic History. L., 1983; Halpern B. — Vanderhoft D.S. The Editions of Kings in the 7th—6lh Centuries BCE // HUCA. 1991. № 62, p. 179-224.
  12. См., например: Rofe A. Ephraimite versus Deuteronomistic History // Garrone D. — Israel F. (eds.). Storia e tradizioni di Israele. Brescia, 1991. P. 221—235.
  13. Finkelstein I. The History and Archaeology of Shiloh from the Middle Bronze Age II to Iron Age II // Shiloh: The Archaeology of a Biblical Site. Tel Aviv, 1993. P. 383-389.
  14. См., например: Naaman N. Habiru and Hebrews: The Transfer of a Social Term to the Literary Sphere //JNES. 1986. № 45. P. 271—288.
  15. См. обзор литературы по идейной и хронологической близости Пятикнижия и девтерономической истории у: Whybray R.N. The Making of the Pentateuch: A Methodological Study. Sheffield, 1987. P. 221—235.

Выскажитесь