Археология и Библия в начале III тысячелетия

Проблема соответствия археологического материала и библейского повествования вот уже десятки лет является предметом научного исследования и общественной дискуссии. Интерес общественности в Израиле и в мире к этой теме испытал взлеты и падения, отражая перемены в культурной и политической жизни общества. Сегодня — особенно в Израиле — мы находимся на гребне волны небывалого интереса к этой теме, и вместе с тем, в самом разгаре острой дискуссии. С одной стороны, ученые, высказывающие критическое мнение о содержании библейских нарративов, обвиняются в постсионизме, нигилизме и даже в угрозе западной культуре; с другой стороны, ученые, придерживающиеся консервативных взглядов, рассматриваются как фундаменталисты. В последнее время некоторые «консерваторы» напрочь отрицают критический подход, утверждая, что все это лишь мода, зависящая от веяний времени. Однако несоответствие археологии и Священного Писания не ново и не является скоротечной модой или страшным сном, уходящим с наступлением утра. Осознание этого несоответствия есть результат 200-летних усилий библейской критики и 100 лет археологических изысканий.

Некоторые положения библейской критики, столь значимые сегодня, были высказаны в качестве гипотез уже в начале XIX века, и большая часть их была окончательно сформулирована европейскими, в основном немецкими, исследователями в конце того же века. Достаточно напомнить, что уже около 100 лет назад, то есть еще до формирования современной археологии, немецкий ученый Юлиус Вельгаузен заметил, что библейское описание эпохи патриархов на самом деле отражает реалии периода монархии, перенесенные в прошлое1. Следовательно, не археология привела к возникновению проблемы, а изменение нашего отношения к библейскому тексту. Другими словами, и без археологических находок ученые критической школы оспаривают достоверность библейского изложения многих событий, связанных с историей древнего Израиля.

Археология вступила в спор об исторической достоверности Библии в основном с 20-х годов XX века в качестве инструмента, призванного ослабить доводы критической школы и «спасти» от них Библию. Застрельщиками попытки подтвердить историчность библейских рассказов о патриархах, исходе из Египта и завоевании Ханаана с помощью раскопок в Месопотамии, Египте и Палестине были главным образом теологи и фундаменталистски настроенные библеисты, видевшие в полевой работе способ опровергнуть критиков Библии. Так, для подтверждения библейских сведений об эпохе патриархов во 2-м тысячелетии до н.э. были привлечены результаты раскопок в Мари на реке Евфрат и в Нузи на севере Ирака2. В Палестине подобный подход возглавил Уильям Фоксвел Олбрайт. Олбрайт пытался подтвердить истории о миграции патриархов, покорении Ханаана и расселении там израильтян с помощью раскопок в Телль Бет-Мирсим, расположенном на прибрежной низменности, в Телль эль-Фул и в Бет-Эле в горах Иудеи. Он также использовал результаты исследований других ученых, например археологической разведки Нельсона Глюка в Негеве и Заиорданье3. События последних десятилетий в некотором роде являются возвращением в прошлое. Теории таких исследователей как Олбрайт, Корш Гордон, Ролан де Во, Игаэль Ядин, Авраам Маламат, Эфраим Спайзер и Джордж Эрнест Райт4, касательно идентификации эпохи патриархов, исторической основы повествования об исходе из Египта, достоверности описания покорения Ханаана рушатся, и мы возвращаемся к исходной точке.

Изменение отношения к исторической достоверности больших частей библейского нарратива происходило постепенно. Всего лишь поколение назад вопрос об историчности эпохи Авраама или завоеваний Йехошуа (Иисуса Навина) являлся наиактуальнейшим для исследователей, сомневающихся в правдивости библейских рассказов тогда принимали в штыки. Сегодня же лишь немногие ученые — как археологи, так и библеисты, — пытаются идентифицировать эпоху патриархов или города, захваченные Иехошуа. Эти темы практически полностью исчезли из повестки дня научных изысканий. С хронологической точки зрения научные интересы передвинулись вперед и сосредоточились на последних годах объединенного царства; ученые пытаются выяснить, насколько историчны личности Давида и Соломона, а также определить действительные границы якобы созданной ими империи5. И вновь возникли два лагеря: минималисты, считающие Давида и Соломона, не упоминающихся во внебиблейских документах, вымышленными фигурами, а библейские тексты, записанные в более поздний — персидский или эллинистический — период, не отражающими исторические реалии периода монархии6; и их противники, защищающие историчность империи Давида и Соломона и, как и в прошлом, использующие археологию в качестве «секретного оружия» для подтверждения Писания7. В этой короткой статье мы попробуем представить взвешенную позицию по этому и другим вопросам.

Не погружаясь здесь в глубины дискуссии об истории объединенного царства, мы все же считаем необходимым заметить, что критикам исторической достоверности Библии осталось сражаться лишь за довольно короткий промежуток времени, так как библейское повествование о событиях, начиная с IX века до н.э., в целом подтверждается внешними источниками — египетскими, ассирийскими, вавилонскими документами и даже письменными источниками из нашего региона, такими как стела царя Моава Меши и арамейская надпись из Телль Дан. В них упоминаются цари Израиля и Иудеи Ахав, Еу и Хизкия (Езекия), а также такие события, как поход фараона Шишака (Шешонка) на Ханаан (1(3) Цар. 14:25—26); напряжение в отношениях между царством Израиля и Хазаэлем, царем Арам-Дамаска (2(4) Цар. 10:32-33; 12:18; 13:3, 7, 22) и поход ассирийского царя Санхерива (Синнахериб) против Иудеи во времена Хизкии (2(4) Цар. 18: 13-19, 37)8.

Однако и тогда, когда обсуждаются периоды бесспорно исторические, с известной общей цепочкой событий и с не вызывающими сомнений историческими личностями, отношения между археологами и Библией далеко не просты. Хорошим примером этому служит история Иудеи в течение т.н. «ассирийского века»9, начавшегося захватом Галилеи Тиглат-Паласаром III (732 г. до н.э.), в результате чего возникла угроза ассирийского вторжения в Иудею, и закончившегося отступлением ассирийцев из Страны Израиля. Большую часть этого периода в Иудее властвовали три царя из династии Давида — дед, сын и внук. Первый из них, Ахаз, представлен в Писании грешником, поставившим Иудею в положение, грозящее ей утратой независимости от Ассирии10. Его сын Хизкия описан как праведник, следующий путями Бога, и как герой, мужественно противостоящий ассирийской армии. Внук Meнаше (Манассия), правивший более полувека, представлен страшным грешником, и библейский рассказчик даже приписывает ему вину за разрушение Иерусалима вавилонянами: его грехи были столь велики, что даже его внук, праведник Иошия (Иосия), не смог их искупить11.

Исследования последнего поколения археологов показали, насколько эти представления неверны или, по крайней мере, неполны с исторической точки зрения. Выяснилось, что именно Ахаз спас Иудею от горькой судьбы Израильского царства. Благодаря его политике, направленной на сотрудничество с Ассирией, в Иудее наступил невиданный экономический расцвет. Ахаз впервые вывел Иудею на арену мировой истории. В годы его власти усилилось заселение горных районов, Иерусалим развивался и застраивался, а Иудея расширилась за счет освоения приграничных районов, таких как долина Беэр-Шевы. Хизкия же в последние годы своего правления проводил необдуманную и авантюристическую внешнюю политику, которая привела Иудею к катастрофе: Санхерив сеял разрушения и смерть почти по всему царству, существенные части Иудеи были отторгнуты и переданы филистимлянским городам, и только Иерусалим был чудом спасен в последний момент12. Менаше был царем, восстанавливавшим Иудею. Он проводил блестящую «реалполитик» сотрудничества с Ассирией и привел страну к наибольшему расцвету. В его дни Иудея впервые превратилась в настоящее государство. Она вошла в круг ассирийской экономики и участвовала в торговле оливковым маслом и в аравийской торговле. Иудея захватила всю долину Беэр-Шевы и, по всей видимости, вернула территории на прибрежной низменности, отторгнуты! во времена Хизкии13.

Чем можно объяснить глубокие различия между библейским описаниями и выводами, к которым приводят археологические находки, когда речь идет о периоде, главные события которого не вызывают сомнений? Ответ заключается в том, что нельзя сопоставлять библейские описания и данные археологии без понимания коренных различий между ними. Археология, даже если у нее есть немалые ограничения, связанные с установлением характера находок, их времени и интерпретации, создает более или менее объективную картину в реальном времени. Библейский нарратив, напротив, создан спустя много времени после событий и, самое главное, обусловлен идеологической и теологической мотивацией автора.

Перевод с иврита Б. Юзефовского под ред. Ш. Коль-Яакова

Исраэль Финкельштейн

Профессор, Тель-Авивский университет, кафедра археологии и культуры Древнего Востока

Нил Зильберман

Ename Center for Public Archaeology

Примечания

Впервые статья была напечатана на иврите в журнале Cathedra. 2001. №100 С. 28-46.

  1. Wellhausen J. Prolegomena to the History of Ancient Israel. N.Y., 1957. P. 311-336.
  2. Обзор исторических исследований «периода патриархов» см.: Thompson T. The Historicity of the Patriarchal Narratives. Berlin, 1974; Hayes J.H. — Miller J.M. Israelite and Judean History. L., 1977. P. 92—148.
  3. См., например: Albright W.F. The Biblical Period from Abraham to Ezra N.Y., 1963; Abraham the Hebrew: A New Archaeological Interpretation // BASOR 1961. № 168. P. 36—54; The Israelite Conquest of Canaan in the Light of Archaeology // BASOR. 1939. № 74. P. 11-23.
  4. См., например: de-Vaux R. The Early History of Israel. Philadelphia, 1978; Yadin Y. Is the Biblical Account of the Israelite Conquest of Canaan Historicaly Reliable? // BAR. 1982. № 8. P. 16—23; Malamat A. Conquest of Canaan: Israelite Conduct of War According to Biblical Tradition // Encyclopedia Judaica Year Book 1975/6. Jerusalem, 1976. P. 166—182; Speiser E.A. Genesis. Garden City, 1964. P. 27—61; Wright G.E. Epic of Conquest // BA. 1940. № 3. P. 24-40.
  5. Различные мнения см.: Fritz V. — Davies P.R. (eds.). The Origins of the Ancient Israelite States. Sheffield, 1996.
  6. См., например: Davies P. In Search of Ancient Israel. Sheffield, 1992; Thompson T.L. Early History of the Israelite People. Leiden, 1992; Lemche N.P. Is it Still Possible to Write a History of Ancient Israel? // Scandinavian Journal of Old Testament. 1994. №8. P. 169-190.
  7. См., например: Dever W.G. Archaeology and the «Age of Solomon»: A Case Study in Archaeology and Historiography // Handy L.K. (ed.). The Age of Solomon: Scholarship at the Turn of the Millennium. Leiden, 1997. P.217—251.
  8. Halpern B. Erasing History: The Minimalist Assault on Ancient Israel // Bible Review. December 1995. P. 26—47.
  9. Naaman N. Mediniyutam shel Ahaz ve-hezqiyahu kelape Ashur bi-yeme Sargon u-bereshit yeme Sanherib // Zion. 1994. № 59. C. 5—30; Halpem B. Jerusalem and the Lineages in the Seventh Century BCE: Kinship and the Rise of Individual Moral Liability // Halpem B. — Hobson D.W. (eds.). Law and Ideology in Monarchic Israel, Sheffield, 1991. P. 11-107.
  10. Об образе Ахаза в Библии см.: Nelson R. The Altar of Ahaz: A Revisionist View // Hebrew Annual Review. 1986. № 10. P. 267—276; Smelik K.A.D. The New Altar of King Ahaz (2 Kings 16) Deuteronomistic Re-Interpretation of a Cult Reform // Vervenne M. — Lust J. (eds.). Deuteronomy and Deuteronomistic Literature. Leuven, 1997. P. 263—278; Naaman N. The Deuteronomist and Voluntary Servitude to Foreign Powers // JSOT. 1995. № 65. P. 37-53.
  11. О фигуре Манассии (Менаше) в Библии см.: Van Keulen P.S.F. Manasseh through the Eyes of the Deuteronomists. Leiden, 1996; Eynkel E. The Portrait of Manassieh and the Deuteronomistic History // Вервен и Ласт (см. прим. 10). Р. 233-261; Halpem В. Why Manasseh is Blamed for the Babylonian Exile: The Evolution of a Biblical Tradition // VT. 1998. № 48. P. 473-514.
  12. О причиненных Санхеривом разрушениях см.: Ussishkin D. The Conquest of Lachish by Sennacherib. Tel Aviv, 1982; Naaman N. Sennacherib’s Campaign to Judah and the Date of the LMLK Stamps // VT. 1979. № 29. P. 61—86. О крушении системы поселений в Иудейской равнине см.: Dagan Y. Shefelat Yehuda betequfat ha-melukha leor ha-hafirot veha-seqer ha-arheologi 11 MA thesis. Tel Aviv University, 1992.
  13. Finkelstein I. The Archaeology of the Days of Manasseh // Coogan M.D., Exum C. and Stager L.E. (eds.). Scriptures and Other Artifacts: Essays on the Bible and Archaeology in Honor of Philip J. King. Louisville, 1994. P. 169—187.

Выскажитесь